nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Ямы и кочки ближневосточной кампании

Чем ближе окончание штурма Мосула, тем активнее начинают проявляться ранее приглушенные конфликтные очаги. За последние две недели М.Барзани встретился с представителями практически всех региональных игроков: побывал в Турции, пообщался с представителями КСА, Германии, России, делегации М.Барзани посетили Вашингтон и Лондон (где, кстати, и объявили о соглашении Иракского Курдистана и Роснефти). Объявлено и о начале формирования политической коалиции, которая выступит с единой позицией на переговорах с Багдадом.

Понятно, для чего нужна такая коалиция - М.Барзани собрал военные, политические силы и приобрел необходимую и достаточную экономическую базу для проведения референдума о независимости. Часть курдских партий в этот момент решается продемонстрировать режиму свой дополнительный вес, который потом можно будет конвертировать в политические активы. Например, ПСК захватывает насосные станции  Киркуке по линии Киркук-Джейхан, которые качают нефть в Турцию. Одновременно, используя ситуацию в рамках противостояния PYD\SDF и Турции, М.Барзани стремится вернуть своих протеже из КНС-ENKS в политическое поле Сирийского Курдистана, за политикой следует и некоторая военная сила - сирийская Пешмерга КНС (Пешмерга-Рож).

США в феврале прямо заявили руководству PYD\YPG о необходимости отмежевания от РПК, которые в США проходят как терр.организация. Сказано это было в том числе под сильным давлением Анкары, усилия которой в Сирии после взятия Аль-Баба оказались направлены на восток, мешая США в операции в Ракке, к которой США Турцию привлекать отказывается. США явно не против усиления в Сирии ENKS, по крайней мере, ее риторика им не препятствует в достижении целей. Не против и Эрдоган, который рассматривает по понятным причинам ее как легитимную политическую силу, в отличие от PYD, которая в его понимании - клон РПК. Пешмерга-Рож начала накопление сил на границе пров.Хасаке, получила вроде как согласие PYD на возвращение ("мы и не препятствовали"), но на границе столкнулась с езидскими формированиями, аффилированными с РПК. Бойцы начали гибнуть с обеих сторон. Причем все это происходит на фоне того, что езидские шейхи и лидеры объявляют о своей полной приверженности курсу М.Барзани, а также "хода конем" по передаче SDF\YPG\PYD территории на западном берегу Ефрата под фактическую юрисдикцию Б.Асада.

Попробуем разобраться, что со всем этим делать России.
Во-первых, необходимо определиться, что означает усиление КНС, если таковое вообще произойдет в политическом поле Сирийского Курдистана, надо ли эти процессы поддерживать, относиться нейтрально или отрицать.
КНС-ENKS возник как противовес Демократическому союзу (PYD) и всегда четко представлял линию М.Барзани, являясь дублем барзанийского ДПК на сирийской территории. Долгое время лидеры ENKS высказывались об Асаде, Дамаске, партии БААС и т.п. в ключе более негативном, чем даже "умеренная оппозиция", вплоть до отделения территории от Сирии, слияние с Иракским Курдистаном и т.п. Любое сотрудничество с Асадом преподносилось как предательство интересов курдов и т.д. Но в то время (2012-2014гг) только ленивый не говорил, что "тиран должен уйти".  В итоге PYD одержало своего рода победу в соревновании, поскольку в отличие от барзанийской ENKS, сделало ставку на инкорпорацию по политическим, а не по национальным критериям. Идеологическая база позволяла PYD лучше налаживать связи с ассирийцами, арабами, армянами и т.д, что в отсутствие власти Дамаска было важным фактором. Теперь ENKS нет-нет да обвинит PYD в том, что мол в Сирийском Курдистане представительство и демография курдов хуже чем при тиране Асаде.
PYD обычно громких анти-асадовских эскапад не произносила, тем более после начала операции ВКС РФ. Представители приезжали в Москву, в Хмеймим, обсуждали разные варианты, что на фоне риторики ENKS выглядело очень адекватно и миролюбиво. Наличие в рядах представителей РПК старались не афишировать, даже отвергать, но  идеологической близости не скрывали.
Тем не менее, если речь шла о конкретных шагах, то добиться чего-то реального от руководства PYD для РФ и, тем более Дамаска, было не просто. За рамки общих слов диалога с Дамаском не было. Шел периодический шантаж относительно администрации Асада в Хасеке и Камышлы. Если бы не успехи САА в Алеппо, а также помощь в РФ в Африне и курдском анклаве в Алеппо, то не было бы и этого. Дело в том, что PYD выстраивал свою собственную, независимую от Дамаска, политическую систему. Вначале сам, потом опираясь на американскую помощь. К PYD бежали из Ирака недовольные Барзани и спасаясь от халифата, к ним приходили с юга и запада Сирии, под их контролем оказывались арабские территории. Навстречу им из Сирийского Курдистана вдавливались уже адепты Барзани, а часть арабов уезжала пытать счастья в Европу и Турцию. Вся это мешанина людей, эти людские потоки регулировались советами, выборными комитетами, которые распределяли ресурсы, землю, топливо, воду, налоги строительство и т.д. Асаду же на переговорах предлагалось сохранить нетронутым все это великолепие под видом автономии, в единых границах Сирии.
Понятно, зачем это было сделано - юрисдикция Сирии и С-400 прикрывают все это хозяйство, при этом реальной, фактической власти Дамаска на территории нет ни грамма. Все переговоры по автономии заходили в тупик. Чем больше приобреталось территорий и чем больше американцев высаживалось в Кобани, тем увереннее становились позиции относительно Дамаска - вплоть до выдавливания его сил из Хасеке и Камышлы. Из этого района можно было бы быстро и эффективно пробить коридор в Дейр-эс-Зор, но нет, не дали.

Таким образом, можно констатировать, что и ENKS и PYD для России и Асада это одного поля ягоды - только одни выступают с позиций курдского национализма с оглядкой на Эрбиль, а другие выступают за анархо-социалистические идеи с оглядкой на РПК и американцев.
Однако у ENKS-КНС есть несколько НО. Первое -  они управляемы со стороны М.Барзани, а это означает, что не смотря на риторику, будут всегда следовать в русле его политики, а она такова - "Никакой сирийской автономии не будет", что и зафиксировано в Договоре Эрбиля и Анкары в начале 2016г. Второе НО: Турция - участник Астаны, от которой зависит, насколько она сможет удержать боевиков в Идлибе и готова признать КНС как участника Астаны со стороны курдов,  что позволит в итоге запустить общесирийский конституционный процесс. В противном случае собрать за столом шиитов, алавитов, курдов и суннитов будет решительно невозможно.
Наличие сирийской Пешмерги усилит американцев, но пошатнет политические позиции PYD, ослабит их, начнет постепенно подтачивать тот странный квази-государственный строй, который был выстроен за последние два года. В этой ситуации неудивительно, что ее встречают на «дальних подступах» езиды, которых много в отрядах РПК. Также, не смотря на грозные речи «что будем сражаться на песке, если Манбидж превратят  песок» Манбидж PYD сдает Асаду как наименьшему злу относительно войск Эрдогана. «Гнев Ефрата» SDF прикрывают Асадом от «Щита Ефрата» FSA. Заметим, что вначале Дамаску предлагали не Манбидж, а деревни по линии обороны, что выглядело довольно нелепо, но в целом позволяет понять скрытые пружины процесса. Сдача Манбиджа Асаду вместо Эрдогана позволяет PYD сосредоточится на американских вопросах, вопросах внутренних, предоставив России и Турции выпутываться из коллизии. Планов на счет такой сдачи у сторон, скорее всего, не было, но и отказаться от «предложения» было бы России и Дамаску не только недальновидно, но выглядело бы как нонсенс. Ведь формально эта территория находится под суверенитетом и юрисдикцией Дамаска!
Все это предстоит переварить Турции и России до встречи лидеров 10го марта.
С одной стороны, Турция не может просто так остановиться – так операции не заканчивают. Что ей теперь делать с «неумеренными», но которых не успели «пустить в расход»? Отправлять в Идлиб? С  другой стороны те, кто взял автомат в расчете сменить жизнь беженца на возврат к своим районам проживания и вместо продуктовых карточек в Турции, с удовольствием предпочтут не гибнуть под развалинами, а включиться в процесс гражданского строительства.

России сейчас, не дожидаясь реакции турецкой стороны, следует упредить эксцессы и предложить туркам совместное патрулирование, некие формы мониторинга, военной полиции и этом районе, а также предложить делать программу по поддержке беженцев из Турции с соблюдением всех прав. В противном случае турки могут заподозрить, что подписание доп.протоколов к Соглашению о предотвращении инцидентов – тактическая уловка Москвы и при желании в один день обострят ситуацию в Идлибе. С другой стороны, необходимо предложить совместные авиа-удары в районе Ракки и совместные действия, но только не боевиков FSA, а ССО, спецназа, обеих стран.
А чтобы представители PYD  в Сирийском Курдистане не расслаблялись, необходимо совместно с  Турцией и  Дамаском объявить о начале полноценного диалога со структурами М.Барзани (ENKS-КНС), в целях включения политикума Рожавы в Астанинский и конституционный процесс. И таким образом снять с повестки тезис Турции  о том, что «мы не будем вести диалог с РПК».
Такая позиция обеспечит, как минимум, политическое удовлетворение  Турции, позволит объявить, что интересы  суннитов и туркоманов защищены, объявить, что Турция в «игре» на первых ролях относительно Ракки. Все это крайне важно накануне референдума, и позволит рассчитывать, что турки и дальше будут удерживать Идлиб в состоянии внутреннего противоборства, позволяя Дамаску работать на восточном направлении.
Также крайне желательно согласовать в М.Барзани программу помощи России езидам. С одной стороны у М.Барзани не так много денег, чтобы поддерживать их, с другой – сложно найти более пострадавших от халифата людей, чем они. Езиды говорят прямо «на бросили все, все страны, все правительства». Помощь России в налаживании мирных процессов позволит выбить езидов из-под влияния РПК, а также поддержать адекватные отношения с Эрбилем, от которого зависит позиция КНС-ENKS.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments