nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Россия-НАТО (2) Условия и обстановка

Продолжение темы Россия-НАТО - анализ ТВД и условий

ЧАСТЬ II
Вооруженные силы блока НАТО и стран, составляющих основу его прямых вероятных союзников в возможном противостоянии (далее Коалиция), формально представляют довольно внушительную конструкцию. Количественное сравнение по всем родам и видам вооруженных сил показывает превосходство над силами РФ (от 45% до 320%). Однако эффективно структурировать эту «армаду» и превратить ее на практике в единый системный инструмент подобного военного конфликта не представляется возможным. Тем не менее, история показывает, что для решения конкретных локальных задач НАТО и союзные блоку силы способны к краткосрочной консолидации.
В качестве наиболее вероятных оперативных целей военной кампании следует рассматривать: а) нанесение решающего поражения силам ВМФ России, в основных позиционных районах их базирования, б) ликвидация постоянных милитаризированных анклавов (Калининградская обл., базы респ.Армения), в) нанесение поражения на позиционных участках силам и средствам ВКС и ПВО.
Возможный состав Коалиции может быть определен на основе  исторического анализа, фактического наличия вооруженных сил, способных к ведению современной войны, а также исходя из внешнеполитических интересов стран в территориальных зонах конфликта.. По степени вовлеченности участников можно разделить на три группы: а) прямое участие вооруженными силами, б) полная тыловая поддержка Коалиции (аэродромная и портовая инфраструктура, ГСМ, транспорт, вспом.авиация, размещение средств ПВО и проч.), в) ограниченная поддержка (открытие границ, данные РЛС).
Вероятный состав первой группы: США, Великобритания, Канада, Турция, Польша, Германия, Франция, Дания, Нидерланды, Норвегия, Испания, Саудовская Аравия, Япония, Юж.Корея.
Вероятный состав второй группы: Эстония, Латвия, Литва, Швеция, Исландия, Болгария, Румыния, Хорватия, Чехия, Словакия, Словения, Венгрия, Пакистан, Афганистан.
Вероятный состав третьей группы: Финляндия, Ирак, Туркменистан, Узбекистан, Азербайджан, Грузия, Украина, Молдова. Последние шесть стран из состава бывшего Союза ССР могут начать собственные шаги в игре, в зависимости от результатов кампании.
Крупные региональные игроки (Иран, Китай) вероятнее всего выступят с позиции нейтралитета к каждой из сторон конфликта. Белоруссия и Казахстан откроют воздушную границу России и предоставят данные РЛС, но воспрепятствуют размещению сухопутных и авиагрупп РФ на своей территории.
В качестве наиболее вероятных основных ТВД выступят: а) Северо-Западный ТВД (Кольский п-в, Баренцево море, Новая Земля, Земля Франца-Иосифа), б) Балтийский ТВД (акватория Балтийского моря восточнее линии «Вентспилс-Стокгольм», Псковская обл, Ленинградская обл, респ.Карелия), с отдельным районом (Калининградская обл.), в) Черноморский ТВД (п-ов Крым, Краснодарский край, респ. Сев.Осетия), в отдельным районом (респ.Армения), г) Тихоокеанский ТВД (восточная морская граница РФ). Цели специальных операций: Каспийская флотилия, базы стратегической авиации (Саратовская обл., Ставропольский край).
При планировании военной операции вооруженные силы Коалиции столкнутся как с естественными ограничениями, обусловленными характеристиками ТВД, так и с нехарактерными для последних 25 лет методами ведения боевых действий. К числу первых следует отнести.
1)Климатические зоны. Основные боевые действия должны быть сфокусированы в четырех позиционных районах и скоординированы по времени, чтобы избежать оперативной переброски РФ сил и средств. Каждый из районов имеет собственные независимые погодно-климатические условия (крайние точки по широте составят: 83-64с.ш. и 43с.ш.). Наиболее благоприятным объективно представляется зимний период, в течение которого, оперативное маневрирование российского флота крайне осложнено ледовой обстановкой (льдом закрыты высокие широты Северного и Баренцева моря, а также северные проливы Курильской гряды и часть акватории Охотского моря). Однако выбрать единое время, в течение которого погодные условия будут отвечать критериям эффективности при работе авиации и высокоточного оружия (ВТО), статистически не представляется возможным. Так наиболее удобное время работы в Баренцевом море (апрель, максимальный уровень льда, минимум осадков), совпадает с максимальным уровнем туманов и осадков в районе Балтики и Владивостока.
2) Рельеф местности. Основные объекты инфраструктуры (за искл. некоторых районов Крыма и Каспия и Камчатки) расположены, либо в умеренно-гористой местности со сложным рельефом (Кольский п-ов, п-ов Крым), либо в лесистой местности (Балтика), либо в регионах, совмещающих эти условия (Сочи, Хабаровский край, Камчатский край).
3) Закрытые акватории. Основные районы базирования флота РФ расположены в относительно закрытых акваториях, что в совокупности с дальностью средств противокорабельной обороны, крайне затрудняет проникновение в глубину оборонительных порядков. Морские глубины в районах Курильской гряды, Балтийского и Баренцева моря, расположение мелей и островов, ограниченность фарватеров, осложняет маневрирование вглубь и позволяет создавать эффективные зоны противокорабельного и противолодочного минирования.
4) Растянутость линии соприкосновения. Северо-Западный, Черноморский  и Тихоокеанский районы соприкосновения  имеют искусственные и естественные границы в 1200-2000км. по длине и до 1500км в глубину. Наиболее «компактный» во внешней границе Балтийский район также имеет показатели по глубине в 300-1200км.
К нехарактерным для Коалиции методам ведения боевых действий следует отнести.
1) Активная оборона на всех участках позиционных районов, эшелонированная по глубине и высоте с применением как современных средств РЭБ, так и нестандартных форм противодействия. Широко будут применяться методы, дезинформации, маскировки с использованием особенностей рельефа, полноформатные макеты, отражатели, радиолокационные и тепловые ловушки, маневр средств ПВО на заранее подготовленные позиции. В ходе операции будут скоординированы действия наземных, морских и воздушных сил. Эшелонирование обороны будет осуществлено  построением чередующихся «слоев» средней и ближней зон обороны. Также следует отметить, что уже в начале проведения операции силы Коалиции столкнутся с низкой эффективностью использования авиации т.н. 5го поколения («стелс») для прорыва зон «многослойной» ПВО и станут использовать данный тип истребителей для целей воздушного боя.
2) Ограничение свободного доступа к приграничной зоне (с моря, с воздуха). Комплексы береговой обороны («Рубеж», «Бал», «Бастион») обеспечивают зону покрытия по дальности до 300км, корабельные («Гранит», «Вулкан») – 700-1000км., авиационные («Х-59», «Х-31») – до 300км. Также следует учитывать наличие специализированных сил воздушного перехвата для противодействия стратегической авиации в полярной зоне (МиГ-31БМ) и ее характеристики по дальности (до 1000км, с учетом  вооружения 1100-1300км).
3) Отсутствие превосходства в средствах РЭБ в столкновении в воздухе и высокая вероятность ближнего маневренного воздушного боя.
4) Предельные характеристики дальности действия флота.  Максимальная дальность ВТО флота (Tomahawk-tipe) составляет 1600км, при этом именно данный тип ВТО является базовым для ударных сил Коалиции.
5) Проведение систематических контратакующих действий, в том числе в глубину боевых порядков Коалиции, путем действия дальней и оперативно-тактической авиации, морского маневра, действий ударных подводных лодок с тыла и с флангов, воздушный перехват крылатых ракет, встречный воздушный бой.
6) Агрессивный характер ведения боя. Использование техники на пределе и за пределами технических характеристик, военная хитрость, заведомо опасное для исполнителя маневрирование, в крайних случаях самопожертвование.
Совпадение указанных факторов позволяет уверенно говорить о том, что при планировании замысла военной операции командование Коалиции не сможет эффективно использовать предыдущий боевой опыт в Югославии и на Ближнем Востоке и будет вынуждено действовать вне привычных схем, основной задачей которых является обеспечение полного господства в воздухе.
Эффективно реализованная за прошедшие годы концепция ведения боевых действий основана на совмещении следующих факторов: а) ограниченный ТВД и доступность линии соприкосновения, позволяющие сконцентрировать максимальные ресурсы, б) ограниченное противодействие, в) подавляющее техническое превосходство. Схема ведения боя мало изменилась за прошедшие годы, что также подтверждается характером перспективных образцов военной техники и разрабатываемых боеприпасов[1].
Началу операции предшествует период интенсивной космической и воздушной радиоэлектронной разведки. Вскрываются и картографируются места ПВО, районы сосредоточения и инфраструктуры, зоны покрытия РЛС, используемые радиоканалы и частоты, составляется телеметрическая и тепловизионная карты районов. Проводится анализ с определением ложных и приоритетных целей. Эффективная глубина проникновения +\-400км в глубину пограничной территории. Данные заносятся в базу ВТО (BGM-109 Tоmahawk, AGM-86 CALCMAGM-158 JASSM). Перед пуском ВТО в пограничной зоне встают на патрулирование группы авиации РЭБ (разведка и постановка помех), группы управления и наведения (ДЛРОиУ), воздушного прикрытия и перехвата, группы прорыва ПВО. Первый пуск ВТО осуществляется на разных высотных уровнях и сопровождается группой РЭБ, которая вскрывает дислокацию и механизм работы средств ПВО, а также ставит активные помехи противостоящей истребительной авиации. Группа прикрытия ведет воздушный перехват «слепого» противника, одновременно другая группа истребителей-бомбардировщиков, ведет активный обстрел средств ПВО противорадиолокационными боеприпасами (AGM-88 HARM, ALARM). Зона воздушного контакта (+\-100 км) от наземных целей. С каждым шагом проведения операции, атакующая сторона уточняет координаты объектов, прорабатывает «свободные» зоны и коридоры для маневра, постепенно «выбивает» средства ПВО из пограничной зоны и уничтожает истребительную авиацию противника.
Активно используется деморализация противника на фоне подавляющего технического превосходства, подкуп. В ходе проведения операции в Африке и на Ближнем Востоке нередки были случаи намеренного полного (не тактического) отключения средств ПВО обороняющейся стороной, вывод из строя базовых (метровых) и оперативных (короткометровых) РЛС, а также боевой авиации, намеренное скопление и оставление техники в местах базирования (игнорирование приказа о выдвижении) и т.п.
В операциях в Ираке и Ливии, данная схема доказала свое полное превосходство, однако в Югославии в нее были внесены ряд корректировок. Неожиданно эффективными оказались методы маскировки, примененные югославской стороной, выявились сложности применения ВТО в условиях изрезанного гористого рельефа, недостаток скорости при обработке данных с линии боевого соприкосновения, невозможность оперативного внесения корректив в полетные задания ВТО при изменении обстановки, низкая эффективность первых ударов ВТО, применение по ВТО средств ПЗРК и мн.другое. С точки зрения обороны с очевидностью вскрылось критическое требование  совместной работы средств ПВО и авиации, поскольку в условиях отсутствия средств авиа-перехвата, вскрытие системы ПВО – вопрос времени.
Приведенный анализ показывает, что условия предстоящего столкновения между силами Коалиции и РФ существенно отличаются от условий ранее приведенных кампаний и потребуют значительных изменений привычной концепции применения вооруженных сил в подобном конфликте.
Для вооруженных сил России подобный конфликт также сопряжен с решением ряда объективных и субъективных проблем
1)Высокая локализация участков обороны. Несмотря на то, что радиолокационное покрытие морской границы обеспечивается в достаточном объеме, в ряде случаев узловые оборонительные районы  обособлены друг от друга, а фактическое прикрытие некоторых из них в значительной степени формально. В тоже время стратегическое значение этих районов крайне велико. Концентрация ударной мощи на данных районах позволит силам Коалиции значительно облегчить доступ к приграничной зоне. К таким районам относятся: Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Калининградский р-н, базы в респ. Армения, о. Врангеля, Анадырь, базы в Елизово и Вилючинске.
2)Недостаточность средств ПВО для создания «многослойной» обороны. Учитывая количественный состав средств ПВО для создания зон уверенного и многократного поражения потребуется переброска комплексов С-300 (разных модификаций), С-400 из внутренних позиционных районов, а также перебазирование комплексов ближней обороны (Панцирь С1\2, Бук-М2, Тор) из сухопутных частей.
3) Ограниченные возможности флота в борьбе с авианосными соединениями. Не смотря на многочисленные заявления об «устарелости» авианосных соединений, в настоящее время конкуренцию им могут составить только аналогичные подразделения флота. Сегодня концепция использования «ударных надводных групп», принятая еще в СССР, может быть эффективно реализована только в случае превышения дальности противокорабельного вооружения над дальностью средств ВТО противника «воздух-поверхность» палубной авиации. Максимальная дальность пуска  с российских ударных крейсеров составляет 700-1000км, при этом максимальная дальность пуска ВТО палубной авиации НАТО -  1700км. В этой ситуации при относительно равной скорости движения ударной группы российского флота и авианосной группы Альянса, вдали от зоны действия береговой авиации флот РФ фактически превращается в подвижную мишень. Тем не менее, нивелировать это фактор могут успешные действия подводного флота, который может существенно снизить скорость авианосной группы, выведя из строя часть ее кораблей.
4) Недостаточная укомплектованность авиационных соединений современными образцами, способными действовать в условиях активной РЭБ и совмещающими высокую маневренность, дальность радиолокации и значительный боевой радиус. Несмотря на существенный за последние годы прорыв в области РЭБ и соответствующую модернизацию, количество самолетов с дальними помехозащищенными бортовыми РЛС остается низким – 150 ед., т.е. менее 20% авиации, способной к равноценному встречному воздушному бою на дальней дистанции. Следствием этого становится необходимость обязательного комплектования боевых звеньев истребителями класса Су-30СМ, Су-35С, а также использования Су-34 для целей воздушного боя, прикрытия оперативно-тактической авиации и ударов по силам ВМФ Коалиции. Фактически ВКС России придется полностью распределить модернизированные средства истребительно-бомбардировочной авиации между активными ТВД.



[1] Например, технологии модернизации авиационных боеприпасов по технологии JDAM
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments