nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Россия-НАТО (4) Характер и особенности

Оценка характеристик и методов ведения БД столкновения с учетом конкретных особенностей ТВД и ТТХ сторон


ЧАСТЬ III
Начало операции будет во многом зависеть от реакции вооруженных сил РФ на развертывание ударных сил Коалиции, которая может быть отражена тремя сценариями: а) «пассивный» – отказ от формирования ударных групп и прикрытие береговых позиционных районов. В этом случае силы флота фактически становятся составной частью сил ПВО, прикрывающих позиционные районы (в расчетах Вариант 1), «выжидательный» – выдвижение ударных групп и патрулирование на наиболее внешне опасном участке по линии морской границы,  с переходом к контратакующим действиям (Вариант 2), в) «превентивный» – выдвижение ударных групп флота в нейтральные воды во фланги районов развертывания АУГ Коалиции (Вариант 3). Реализация того или иного варианта во многом будет определяться условиями каждого ТВД и ударной мощью каждого из флотов. Северо-западный и Тихоокеанский ТВД позволяют осуществить дальнее развертывание и привлечь к этому существенный состав, Черноморский – ограничен естественными условиями, а на Балтийском, помимо природного расположения, ограничительным фактором становятся и слабые наступательные возможности флота. Таким образом, относительно сценариев ответных действий, на Тихоокеанском и Северо-западном ТВД имеет смысл рассматривать возможность реализации и превентивного, и выжидательного и пассивного вариантов, на Черноморском -  выжидательного и пассивного, на Балтийском – только пассивного.
Отдельно следует рассмотреть и «экстремально-превентивный» вариант действий, при котором ударная группировка флота (флотов) сосредотачивается заранее в районе «открытого моря» вне отдельного ТВД такая ударная группа (соединение), не только создаст угрозу тыловой  инфраструктуре Коалиции, но и потребует существенного пересмотра ресурсов кампании.
Возможные виды боя, характерные для всех ТВД.
1) Удар дальними дозвуковыми средствами ВТО по наземным целям, находящихся под прикрытием средств ПВО.
Удар осуществляется на первом этапе авиацией и флотом Коалиции. При переходе конфликта в «длящуюся» стадию возможен ответный удар дальней авиацией ВКС России. Средства нанесения удара Коалиции – BGM-109 Tomahawk, AGM-86 CALCM, AGM-154 JASSM-ER c дальностью 1200-2500км уверенного поражения. Опыт конфликтов показывает, что точность нанесения удара по заранее разведанному наземному объекту при ясной, умеренно-ветреной погоде и умеренно-пересеченном рельефе местности составляет 0,98. При облачной, дождливой  ветреной погоде – 0,93, тумане – 0,89. При нанесении удара по силам ПВО современные средства маскировки, маневр на заранее оборудованные позиции, снижают точность удара до 0,83. При «многослойном» оборонительном порядке ПВО указанные средства ВТО уверенно поражаются всеми основными средствами ближней и средней зоны с вероятностью 0,9. Гарантированное уничтожение объекта достигается 2ми поражающими элементами.
2) Удар дозвуковыми и сверхзвуковыми средствами ВТО ближнего боя по наземным целям с воздуха при прорыве боевых порядков ПВО. Удар осуществляется истребительно-бомбардировочной авиацией Коалиции, основные средства поражения AGM-158 JASSM, AGM-88 HARM с дистанции 250-40км. с точностью до 0,95. Однако при прорыве «многослойной» обороны «засвечивается» все соединение, участвующее в атаке. При прорыве в глубину оборонительных порядков, авиация должна действовать с максимальной скоростью (до 1200-1400км\ч) и на минимальных высотах (до 100м), что на 40% сокращает дальность зоны проникновения при работе на основных ТВД – до 300км от границы (за искл.  Балтийского ТВД, Калининградского района и респ.Армения). Снижение скорости прорыва создает достаточную возможность поражения с тыла всеми основными средствами ПВО РФ. В условиях активной современной РЭБ РФ уверенное поражение средств ПВО достигается через локальную перегрузку комплекса ПВО по количеству целей в короткий период времени. Однако, осуществляя такое поражение при авиа-прорыве в глубину, Коалиция столкнется с возможностями многократного дублирования управления сил ПВО РФ, соединения воедино разных комплексов, которые создают фактически сетевую структуру ПВО, способную купировать локальные потери средств РЛС, РЭБ и управления. В этой связи можно констатировать, что авиация Коалиции не сможет осуществить уверенное системное поражение сил ПВО и после попытки прорыва перейдет к массированному сосредоточенному поражению выявленных участков обороны, создавая количественную перегрузку. Эффективность удара авиазвена на конкретном участке составит 0,14 при потерях 0,78. Для уверенного (без прорыва авиации) поражения наземного объекта\участка, прикрытого средствами ПВО средней и ближней зоны, а также поражения средств ПВО, потребуется сосредоточить до 35-37 единиц ВТО. В тоже время совместный скоординированный удар средствами ВТО дальней зоны и авиации способен существенно (в два раза)  повысить его эффективность и снизить потери авиагруппы. В этой ситуации важнейшее значение приобретает возможность противодействия авиации Коалиции в воздушном бою.
3) Встречный воздушный бой вне зоны действия ПВО (суша-море) в зоне\вне зоны действия ПВО. В настоящее время ведется активная дискуссия по поводу боевых возможностей тех или иных типов боевых машин и систем, однако опыт конфликтов показывает, что в возможном воздушном бою сойдутся соединения, в которых действуют сводные силы разных типов. Такие соединения, имея в основе (для Коалиции) самый массовый многоцелевой истребитель типа F-16\EFF-Typhoon, и Миг-29\Су-27 (для РФ) будут включать в себя как новые, так и старые типы вооружений. Соответственно приобретает значение даже не столько качественные характеристики конкретных типов вооружений, сколько  интегральный показатель эффективности «условной боевой авиа-единицы»\авиазвена\эскадрильи (УБЕ) с каждой из сторон. Сильные стороны новых технологий будут купироваться присутствием в группе устаревших типов и, наоборот, сильные стороны старых систем будут купироваться пробелами современных. Так новейший истребитель F-22 Raptor имеет крайне ограниченный боевой радиус, а возможности  его радиолокационной системы нивелируются отсутствием адекватного по дальности вооружения «воздух-воздух». Наибольшая его одиночная и групповая эффективность достигается при маловысотном прорыве, но именно такое использование F-22 не позволяет задействовать его возможности по целеуказанию в воздушном бою для авиации «старого» типа  и т.п. и т.д. При этом в групповом бою эффективность данного комплекса во многом зависит от действия самолетов ДЛРОиУ в глубине порядков противника, эффективно нейтрализовать которые можно только прорвав как линию ПВО, так и авиазаслон. Аналогичные проблемы возникают при совместимости типов машин и вооружений и в российской авиации. В этой связи, для более-менее адекватной оценки возможной эффективности и потерь при столкновении, попробуем обозначить интегральный показатель УБЕ для авиации России и Коалиции, исходя из следующих базовых характеристик: скорость (в т.ч. на  малых высотах), скороподъемность, предельный угол разворота, боевой радиус без ПТБ, дальность и уровень БРЭО, максимальная дальность вооружения «воздух-воздух», наличие двигателя с ОВТ, применение технологий малозаметности. При этом за 1,0 принять действующие максимальные показатели, например, для боевого радиуса – 1500км, для дальности БРЭО – 220км, вооружения – 110км и т.д.. Таким образом, мы получим как условные характеристики конкретного типа техники как для  Коалиции (F\A-18 – 5,57, F-22 – 6,33, EF Typhoon – 6,56, F-16 – 6,07 и т.д.), так и для РФ (Су-35 – 7,03, Су-30 – 6,58, Су-34 – 5,37, Су-27СМ – 5,73, МиГ-29 СМТ – 5,21 и т.д.). В этом случае мы получим следующие данные УБЕ для сводных соединений истребительно-бомбардировочной авиации: Коалиции – 6,05, России – 5,83
4) Удар сверхзвуковыми средствами ВТО по надводному флоту. Осуществляется из надводного, подводного положения и силами авиации РФ. Средствами удара со стороны РФ являются комплексы П-700, П-800, П-1000, а также комплексы Х-22 (носитель Ту-22М\М3), Х-31\Х-59 с дальностью поражения от 700 до 250км. Неоднократно отмечалось, что, учитывая не только скорость, но и тактику применения комплексов П-700\800\1000 (т.н. «рой») средств уверенного противодействия им на данный момент не существует. Однако характеристики систем перехвата SM3\SM6, PAAMS (обнаружение, захват, скорость) показывают, что они способны эффективно противодействовать, по крайней мере, части ударного ордера, и в расчетах  учитывается возможность перехвата 2мя противоракетами данных систем. Расчет возможности перехвата воздушных средств поражения оценивается в 2е единицы всех основных комплексов Коалиции, действующих в ударной группе Коалиции кораблей УРО.).
5) Удар дозвуковыми средствами ВТО по надводному флоту. Со стороны Коалиции удары наносятся средствами подводного флота, наземной и палубной авиации (AGM\UGM\RGM-84 Harpoon, SLAM-ER, Storm Shadow\SCALP), со стороны России – комплекс «Калибр». Не смотря на то, что данные средства уверенно поражаются российскими  комплексами ПВО, а также имеют относительно невысокую эффективную дальность, исключающую превентивный удар силами надводного флота, опасность представляют массированные пуски, скоординированные с воздуха и из-под воды. Расчетные показатели поражения – до 2 ед противоракет. В тоже время эффективно могут проявить себя и автоматические зенитные комплексы в составе ЗРАК, повышая устойчивость обороны.
6) Поражение дальней стратегической авиации. Осуществляется силами истребителей-перехватчиков (МиГ-31БМ). Скоростные и обзорные характеристики данного комплекса, возможности и дальность средств поражения,  позволяют уверенно перехватывать цели в радиусе до 2800км (при обеспечении дозаправки или наличия аэродромов подскока). Однако возможности встречного маневренного воздушного боя довольно ограничены. В этой связи данные комплексы будут эффективно задействованы в районах Крайнего Севера, где фактор предельных расстояний вынудит Коалицию сократить количество истребителей сопровождения дальней авиации, привлекая палубную авиацию и отказаться от использования новейших комплексов F-22  Raptor. В зависимости от эффективности использования средств перехвата, командование Коалиции может отказаться от применения дальней авиации в Полярной зоне.
7) Удары наземными оперативно-тактическими средствами поражения. Может быть осуществлен с использованием ОТРК «Искандер-М», с оснащением ВТО дальнего радиуса действия, а также штатными боеприпасами (до 500км).


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments