nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Нефтяные мифы Ракки

      Вокруг нефтяного и газового потенциала Сирии в целом и провинции Ракка в частности сложено немало расхожих легенд и мифов. При этом реальное положение дел геологами и промышленниками изучено довольно неплохо.

Нефтяной потенциал Сирии оценивается в 2,53 млрд.тонн нефти различных фракций. Это выводит САР в рейтинг 40 крупнейших государств по запасам сырья. Однако геология региона позволяет эффективно задействовать лишь его малую часть.
    Существует несколько сирийских условных углеводородных кластеров.
   А) Кластер «Пальмира-Карьятейн» (пров.Хомс) – 4 месторождения.
   Б) Кластер «Ресафа» (пров.Ракка) - 4 месторождения.
   В) Кластер «Шола» (пров.Дейр-эс-Зор) - 8 месторождений.
   Г) Кластер «Меядин-Абу-Кемаль» (пров.Дейр-эс-Зор) - 18 месторождений.
   Д) Кластер «Тишрин» (пров.Хасеке) – 7 месторождений.
 
    Эти 50 с небольшим месторождений обеспечивали основную долю добычи нефти в САР. Для сравнения отметим, что только бывшая российская "Башнефть" владела до слияния с Роснефтью более чем 160 объектами разработки и добычи нефти.
   Наибольшую ценность представляет кластер «Меядин-Абу-Кемаль» - глубина залегания пластов, а также наличие легких фракций, позволяют производить добычу с оптимальными затратами. Этот кластер был наиболее привлекательным при раздаче концессий именно за него боролись крупные операторы до гражданской войны.
    Наименьшей привлекательностью обладают кластеры «Пальмира» и «Ресафа». Дело в том, что бурение здесь сопряжено с необходимостью проникновения на значительную по меркам Ближнего Востока глубину (2850-3050м), а сами нефтеносные пласты покрыты газовыми шапками. Бурение требует прохождения твердых пород, фракции вязкие и сернистые. Процесс требует применения методов гидроразрыва пластов.
    Из 2,53 млрд.тонн потенциальной нефти 0,78млрд.тонн (30,8%) приходится на битумные тяжелые (вязкие и сверхвязкие) фракции, которые сами по себе имеют крайне низкую стоимость и только 90млн.тонн (менее 4%) имеет действительно высокие качественные характеристики. На долю запасов одного месторождения приходиться чуть выше 7млн.тонн сырой нефти.
    Сложности в добыче приводят к тому, что реально извлекаемые нефтяные запасы САР составляют всего 23% от общего объема. В довоенное время в разработке находилось только 14% (357 млн.тонн), которые неравномерно распределялись по концессиям, раздаваемым правительством.
   Таким образом, реальный потенциал, в нефтяной отрасли, который может быть распределен между компаниями в послевоенный период, составляет всего 220-225млн.тонн сырой нефти, которую сложно добывать, нелегко транспортировать в местных условиях,  и которая требует создания дополнительной инфраструктуры по подготовке ее к товарной кондициям.
   Совершенно логично, что в САР высокие доли занимали именно компании, которые специализируются не только и не столько на добыче, сколько на переработке сложных нефтяных фракций (вязких, высокосернистых) от российской стороны такой компаний выступала "Татнефть", которая накопила значительный опыт в работе с «трудной нефтью».
   Те нефтяные запасы, которые САР может выделить для послевоенной разработки по новым концессиям, могут быть освоены только одной из крупных (первой 20ки) нефтяных компаний менее чем за 15 лет. Расчетная сумма дохода при этом составит при стандартных вложениях в инфраструктуру – 1,6-1,7 млрд.долл за 12-15лет - не самые привлекательные показатели относительно Ирака, Алжира, Ливии.
   Нефтяной сектор Сирии жестко привязан к системе транспортировки нефти, которая ранее обеспечивалась международным нефтепроводом «Киркук-Банияс». Однако этот канал уже долгое время не работает, а его реальное состояние сегодня невозможно адекватно оценить в принципе.
 Представление о Сирии как о «нефтяном» раю, в котором нефть буквально разлита под ногами и близко не соответствует действительности. Те кадры, в которых мы видим как люди черпают в Хасеке на севере Сирии нефть ведрами, грузят в бочки и сплавляют по реке, на самом деле  - остатки из разбомбленных скважин, а львиная доля транспортных колонн с налитыми нефтью цистернами имеет не отнюдь не сирийское, а иракское происхождение.
   Нефтяную инфраструктуру Сирии невозможно эксплуатировать простым способом, нефть необходимо глубоко бурить, осуществлять вложения по ее подготовке к продаже, а также значительные инвестиции в доставку до терминалов в Хомсе и Баниясе.
    Таким образом, для частных  или государственных компаний непосредственно сирийская нефть представляет интерес исключительно с точки зрения обеспечения внутреннего рынка Сирии, создания внутрисирийских совместных высокотехнологических производств по ее переработке и получению продуктов высоких переделов и химического синтеза. В этом плане Сирия радикально отличается от Кувейта, Ирака или Саудовской Аравии.

   Создание нефтяного мифа в Сирии призвано оправдать экспертами свои простые оценки и простые теории объяснения сирийского кризиса, которые позволяют волшебным словом НЕФТЬ заменить реальный анализ обстановки, конгломерат сложных межреглигиозных, этнических, исторических, экономических и культурных факторов.
   Это удобный тезис для объяснения всего и вся в природе, но тезис "во всем виновата нефть" ни на шаг не приближает к созданию конкретных программ по решению реальных проблем в регионе. Зато позволяет долго, нудно и умно вещать потребителю масс-медиа о "всемирном заговоре".

    Если мы в России хотим принять реальное и взаимовыгодное участие в восстановлении послевоенной Сирии, сделать этот процесс экономически выгодным, нам необходимо вместо теории всемирного нефтяного заговора обсуждать приоритетное место России в создании в Сирии химического кластера, участие производстве топлива, масел, битумов, пластмасс, полимеров.
  Если этого не делать сегодня, то завтра на нашем месте окажутся китайские компании, которые ждут своего часа, чтобы включиться в процессы восстановления экономики арабской республики

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments