nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Турецкие атаки на курдов

Турецкая армия и вооруженные формирования, спонсируемые Турцией, несколько дней подвергают атакам с земли и с воздуха курдские районы в Сирии. Досталось даже силам Пешмерга Иракского Курдистана. Авиаудар по Шангалу был Турцией назван "ошибочным", а раненые направлены в турецкие госпиталя, но это не снимает остроты проблемы и не уменьшает ее масштаба. Судя по имеющимся данным, турецкая армия вполне серьезно готовится к военному противостоянию с курдскими формированиями Сирийского Курдистана-Рожавы. Силы Турции нажимают на курдов в Африне, а также концентрируются на линии  Ракка\Айн-Исс\Кобани.  Наличие сил РФ и США турок уже не останавливает. Значит происходит нечто важное и в этом стоит покопаться и разобраться.

Чем вызвано такое упорство Р.Эрдогана в этом вопросе? Прежде всего, это отражение глубоких противоречий между Турцией и США. Анкара не доверяет Вашингтону, не считает честной версию относительно планов на северо-востоке Сирии. Эти противоречия копились с прошлого года и сегодня грозят вылиться в большую проблему, которая может задеть и Россию. Для того, чтобы разобраться в этом, вспомним о некоторых деталях так называемого "Плана Б", который был предложен США и частично скорректирован на мнения Москвы и Анкары.

1. Идлиб и Дераа это зона противостояния Москвы, Дамаска, Тегерана и Саудовской Аравии с сателлитами.
2. Пальмира и центральная часть Сирии по линии Ефрата - зона борьбы Москвы и Дамаска с ИГ.
3. Сирийский Курдистан  - зона контроля США, которые формируют необходимый контингент для штурма Ракки, а в последующем и выхода не линию Дейр-эс-Зора, для перекрытия сирийско-иракской границы.
4. "Южная армия" на базе иорданских лагерей и инструкторов занимает юго-восточное пограничье Сирии и Иордании, Сирии и Ирака.
5. Манбидж отдается "зеленым друзьям" Р.Эрдогана
6. Друзы в Сувейде получают автономию.
7. Асад остается.

После фактического перекрытия восточной границы, американская "коалиция" и "российская" занимают каждая столько восточных территорий сколько хватит сил и наличных ресурсов. В результате образуется несколько политически равноценных по значимости регионов, которые между собой начинают "конституционный диалог". После начала такого диалога выясняется, что условно "курдский" регион на северо-востоке не устраивает позиция Дамаска и он фактически выделяется из Сирии по примеру Иракского Курдистана в отдельное "региональное государство", но в предварительно составе САР. И вот здесь на арену снова выходит Турция, которую не будет устраивать "подход к туркоманам и арабам", которые нуждаются в защите от угрозы "Рабочей партии", которая, естественно будет объявлена виновником всех безобразий в турецких пограничных виляйетах. В результате турецкая армия с опорой на "умеренных" и арабско-туркоманское население и его части в SDF, "победивших ИГ в Ракке", но не разоруженных, занимают часть территории Рожавы от Ракки до турецкой границы. Для защиты курдского населения восточных районов на территорию Рожавы вводятся силы иракской Пешмерга. В итоге исторические курдские территории Хасеке отходят в проект "Большой Курдистан", а Ракка, Манбидж - в некое туркоманско-арабское образование, которое заявляет серьезные претензии на "конституционный процесс в Сирии", а попутно (так, между прочим) контролирует основные территории с орошаемыми полями зерновых и хлопка.

В итоге транзит по линии Тегеран-Бейрут нарушается, коммуникации пресекаются.  Из аэропорта в Камышло, на авб Эль-Мезза под Дамаском больше не садятся самолеты с тяжелым вооружением для Хизбаллы. Возможности РПК в Сирии многократно снижаются, между Кандилем и Африном образуется огромное пространство, контролируемое противниками РПК.  Линия Тегеран-РПК-Дамаск-Бейрут становится не прерывистой, а просто ликвидируется. Иран лишается возможности сухопутного транзита и по "южному пути". Все это накладывается на фактор курдского референдума в Ираке и на присоединение "спорных территорий" к Курдистану (в данном случае первый приоритет у езидского Синджара)

Особенность этой конструкции заключается в том, что многое здесь строится по принципу - "кто успел  -тот и съел". Конечно, никто напрямую таких "меморандумов" не подписывал, просто стороны договорились, и  каждая по-своему, не мешать друг-другу. Не мешать до определенного момента. Русские не бомбят иорданских "умеренных", турки курдов, SDF не лезет глубоко на запад от Ефрата и т.д. А вот дальше происходит много интересного.

США не выполняют обязательства по Манбиджу, которые были отложены на период "после выборов". Причем отказываются категорически. Турки выбрасывают к Манбиджу свои силы, американцы не успевают встать по периметру и в этот период PYD, опираясь на февральские переговоры, предлагает Манбидж ... Асаду, чем Дамаск быстро воспользовался, а Москва сделала вид, что мол ей ничего не остается как поддержать это, потому что это единственный адекватный выход в той ситации. Но Манбидж PYD не передает Асаду, а ведет "переговоры", делая попутно уступки БААС и иранцам в Камышло. И последнее иранцев устраивает более чем полностью. США же получают возможность и дальше формировать и вооружать SDF и реализовывать план по взятию Ракки. В Анкаре "как бы все поняли" - и про "вид" и про "ничего не остается" и проч - гуманитарный конвой Москвы не мог вот так появиться в Мабидже на следующий же день после договоренностей курдов и Дамаска, если он (конвой) не был бы готов заранее.

Эрдоган пытается договориться с русскими о совместных операциях, но Дамаск категорически против идеи запускать "умеренных" дальше от Тадефа  на юг. Эрдоган готовится к референдуму, но при этом выясняется, что на севере Алеппо русские, Дамаск и YPG Африна готовят наступление на долину Анадан. В Африне появляется "военная база" под зонтиком Москвы, которая по мнению турок становится центром планирования и подготовки местных сил YPG. Анкара посылает сигналы, что через этот центр ей не хотелось бы видеть вооружение афринских курдов. Но Москва и не делает этого, этим вполне успешно занимается сам Дамаск, только Анкаре от этого не легче. В Москве Эрдоган предлагает отказаться от поддержки PYD\YPG и объявить их экстремистами. Он получает в ответ, что "курдов не дадим бомбить в приниципе, а уж деструктивный PYD или позитивный - пусть с этим разбирается Асад и Дамаск - это его территории". Эрдоган услышал и запомнил.

Армия Асада увязает в боях в Хаме, которым Анкара открывает, если не зеленый, то уж точно мерцающий желтый свет.
Однако и Израиль одновременно получает сигнал, что взаимоотношения Тегерана и Дамаска это "суверенное дело этих стран". На фоне того, что Асад выделяет Ирану  портовые территории и не прекращает транзит экспресса "Иран-Ливан",  а также учитывая, что Роухани получает в Москве не просто прекрасный прием, но и компенсационные планы на случай новых санкций США, это приводит к тому, что противники Ирана и Дамаска начинают работать на многих направлениях и искать разные рычаги,  прежде всего, финансовые. Новые инвестиционные деньги, нужные США, которые приводят в итоге к злополучным Хан-Шейхуну и Шайрату. При этом под угрозой оказываются договоренности Иордании, России и ОАЭ по взаимодействию сил на пальмирском выступе с "южным фронтом"

Трамп, который уже вошел во вкус и начал диктовать условия, диктовать, а не договариваться - занял к Анкаре жесткую позицию. Нет, ни он, ни Тиллерсон не выдавали каких-то особых речей - Эрдогану дали понять,  что в вопросе Ракки все остается неизменным, приоритет операции у военных, а если Эрдоган хочет большего, то пора перестать заигрывать с Москвой и понять - кто союзник. Эрдоган и начал показывать, то он не заигрывает - риторика пошла крайне антиасадовская, но США ее не оценили. Слова про Асада были произнесены, но США не сдвинулись ни на шаг  - про Эрдогана как бы забыли. Деньги в США поступают через новые саудовские инвестиции, обещано 220млрд.долл с увеличением до 320 млрд.долл. и выше. Теперь Асад должен снова уйти. И Турция, понимая расклад сил, тоже говорит, что он должен уйти, но ... Турции это опять ничего не приносит. Манбиджа нет, Ракки нет, при этом нет и российских помидоров. Что ни делается для Москвы или Вашингтона, сколько, как считает Эрдоган, он не протягивает им "оливковых деревьев" - в ответ пустота.

Что в итоге видит Эрдоган? Курды в Африне с помощью Москвы и Дамаска усиливаются, наступление на Анадан готовится, в Хаме назревает поражение, при этом США как не выполняли своих обещаний по курдскому вопросу, так и не собираются их выполнять. Гарантий, что они выполнят их "после Ракки" нет никаких, а это может означать для Эрдогана, что США в лице PYD и РПК  заготовили ему капкан на случай неповиновения, мину, и взрыватель от нее - в руках Вашингтона.Если обещания по разделу северо-востока не будут выполнены, то на фоне взятой Ракки там может возникнуть некое образование, в котором политический приоритет будет принадлежать РПК. Если США не позволят Эрдогану воспользоваться его связями у турокманов и арабов, а возьмут на себя патронат над регионом, то ситуация и вовсе становится неприятной для Анкары.

Джаред Кушнер, посетивший с вояжами Ближний Восток, оставил после себя настолько противоречивые впечатления, что игроки уже просто перестают понимать, что собственно происходит. Трамп затеял игру на вытрясание денег от всех против всех. Все должны платить за оборону от Тегерана, за конфронтацию Вашигтона и Москвы, но при этом штабы США по прежнему сотрудничают с КСИР Ирана в Ираке в целом и в Мосуле в частности. Ударив же по Шайрату, США вообще дали отмашку на то, что принцип "кто успел  -тот и съел" теперь имеет конкретное выражение.

И вот Анкара решает также ускорить процессы. Эрдоган не желает больше ждать и выяснять "постфактум" - блефуют ли США, обманывают ли они его -он ускоряет процессы раздела северо-востока, ускоряет даже в ущерб операции США в Ракке. Он заранее концентрирует силы с целью рассечения Сирийского Курдистана на исторические курдские территории и на курдско-арабо-туркоманские по самому краткому пути на Ракку, во взятии которой Турция так стремилась принять участие. Потому что иначе просто нет способа заставить администрацию Трампа (из маленького Джареда и большого Дональда) думать. Одновременно заставляют думать и Москву.

Турецкое наступление разворачивается на Африн, чтобы нивелировать угрозу Анадану и заставить боеспособные и подготовленные части курдов защищать свои территории, а курдские части и отряды SDF уйти от Ракки и оставить в SDF арабо-туркоманские силы. Эрдоган много раз говорил о том, что рассматривает арабов и туркоманов в Ракке как союзников. Насколько это адекватно для сегодняшнего дня не имеет значения - так ему докладывали и докладывают. Однако это может оказаться его ошибкой. Арабы и туркоманы могут встать на его сторону, но не сейчас и не в этих условиях. Не в тот момент, когда они и курды готовятся к штурму Ракки. Для арабов же такой фортель Эрдогана может вообще стать отрицательным фактором, поскольку они хотят поражения ИГ и вполне заслуженно собираются мстить. При этом арабы не испытывают к туркам родственных чувств,  а вот потери от обстрелов могут их кровно и конкретно задеть. Сейчас и сегодня их интересы вместе с курдами,  а не наоборот,  нравится это Эрдогану или нет. Для обратного разворота (как и планировали США) нужно время, подготовка условий, а Эрдоган, уже не доверяя США, не хочет это время терять.

Чтобы убедить Эрдогана в своей честности, США придется отказаться от Манбиджа. Но цена такого отказа может быть высока  -перенос приоритета курдов из PYD и YPG в сторону Асада и Дамаска. В противном случае США придется вступить с Эрдоганом в конфронтацию. Как будут стороны находить компромисс? Возможно, что США будут вынуждены "впустить" Турцию в операцию по взятию Ракки, однако формат такого взаимодействия пока остается загадкой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments