nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

"Большой Курдистан" - калейдоскоп или мозаика?

     Человек, который однажды решил «залезть» в исследование проблем сирийского урегулирования, неизбежно сталкивается с т.н. «курдским вопросом». Обычно на этом этапе исследование и останавливается.
     Открывая карту расселения курдских этнических групп, первое, что приходит в голову  - Большой Курдистан действительно существует и его оформление в государственное образование есть процесс совершенно естественный, поскольку не может народ столетиями существовать в пограничье четырех государств, занимая от 1/3 до 2/3 территории каждого из них. Элементарные принципы гуманизма требуют, чтобы разделенный народ получил позитивную программу и с помощью «мирового сообщества» оформил наконец-то свое государственное место под солнцем.

Обычно в качестве основной причины отсутствия государственности принято назвать угнетение курдского народа государственными машинами своего времени, а в качестве базовой предпосылки -  нефтяные богатства их исторической территории.
      Однако нефть интересует человечество весьма ограниченный период времени – чуть более 100лет. Добывать ее на Ближнем Востоке в промышленных масштабах стали и того позже – в послевоенный период. Курдский же этнос во всем его многообразии насчитывает более 2500лет. И это еще минимальное значение.
      Он существовал во времена Вавилона и Ассирии, видел постройку и разрушение Пальмиры, мимо него проходили гоплиты А.Македонского и легионеры Рима, при нем возвышались и дробились Персидская империя, Византия и Арабский Халифат, поднимала копытами песок конница монголов и Тамерлана, строили империю потомки великих тюрок – османы, маршировали британские красные мундиры, зачем-то приходили и уходили странные люди с севера – «казаки»… И все это время, судя по современным тезисам, народ боролся за независимость, боролся против угнетения буквально со всех сторон, при этом заселяя, по странному стечению обстоятельств, все новые и новые пространства и разрастаясь числом.
     Изучение истории открывает все новые парадоксы. «Подавляемые и угнетаемые» империями курды были прекрасными воинами. Летописи дают имена не только огромного числа полководцев и богатырей, рожденных эти народом, но и целые армии. Практически ни одно крупное сражение прошлых веков не обходилось без участия курдского этноса и весьма значительное число из них выиграно правителями империй именно с его помощью. Этот народ рождал и свергал правителей и соправителей империй, наполнял армии, но по какой-то таинственной причине не так и не создал своего собственного государства.
     Объяснить этот парадокс через тезис о тысячелетнем угнетении не поднимается рука. В таком случае надо либо согласиться, что в течение столетий историки на Ближнем Востоке занимались выдумками, описывая превосходные воинские и управленческие качества курдов, либо признать, что реальные причины их «безгосударственности» лежат значительно глубже. Признать, что проблема имеет гораздо больше факторов, и факторов многослойных, чем «угнетение» и «нефть». Иначе исследователь и аналитик непременно будет вынужден упрощать предлагаемые решения. Но неужели ученые и деятели прошлого были настолько "слабее" современных «аналитиков», что сами не могли додуматься до выработки простых и, казалось бы  очевидных, решений?
       Если взять большую карту Курдистана и начать постепенно уменьшать ее масштаб, то перед исследователем откроется просто бездонный колодец этносов, субэтносов, субстратов и включений, вечного переселения и вечного движения крупных,средних и мелких образований, каждое из которых будет отмечено признаком близкого или дальнего родства, а также собственной политики, собственного понимания «независимости» и «свободы».
        Это было характерно для политических процессов в прошлом на разных исторических этапах, но ровно тоже самое происходит и сегодня. Все части курдского сообщества на политическом, экономическом и военном поле одновременно развиваются во встречных и противоположных направлениях. Ни угрозы в прошлом, ни угрозы и даже возможности и перспективы нашего времени не влияют на этот процесс. Число примеров стремится к бесконечности.
     
В этом «лоскутном одеяле» не только привычные дихотомии  Ближнего Востока такие как «Суннизм-Шиизм», но и такие как просто «свой-чужой», «мое и наше», «мое и чужое» начинают расплываться настолько, что теряется любой базис для теоретических умозаключений. Связки стандартных предпосылок, причин и следствий не работают.
      Стремление докопаться до исторической истины наталкивается на то, что эту истину приходится искать все глубже и глубже, благо история курдского народа, это практически история самого разумного человечества. Утонуть в истории курдов легко – выплыть обратно проблематично.
      При этом не решать проблему курдской государственности нельзя – слишком много опорных задач современности сегодня лежит на Ближнем Востоке и курды – один из необходимых ключей к их решению.
       Вчера, сегодня и, скорее всего, завтра Курдистан был и остается огромным регионом, в котором сталкиваются и взаимодействуют тысячи интересов сотен родственных (в большей или меньшей степени) этнических групп. Эти группы за столетия своего существования не смогли или не захотели структурировать свое развитие до государственного уровня.
      Что это – привычный и ставший уже этническим признаком хаос-калейдоскоп или все-таки потенциальная, но еще пока не составленная мозаика? Вместо изучения статистики и «истории событий» сегодня жизненно необходимо выяснить наличие ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ развития курдского народа в регионе  и дать им надлежащее описание, без упрощения и подмены понятий.
      Только ответ на этот базовый вопрос позволит предложить адекватные решения т.н. «курдской проблемы».
   
  А.Оджалан считал, что процесс объединения племенных, родовых сообществ в конфедерации - аширеты залог того, что рано или поздно будет найдена форма общеприемлемого совместного совешательного управления, при которой каждое образование не будет критически поступаться своими интересами. Но, может быть, аширет это на самом деле тот предел кооперации, которую стремится достичь само общество, пусть даже его элиты и не готовы признаться в этом?
    Ведь, участвуя во всех крупных и не очень войнах и конфликтах на Ближнем Востоке, курды неизбежно в течение столетий обращали свое оружие против ... себя самих.

     
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments