nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Анализ Соглашения по Сирии (и причем здесь Египет)

      С 00.00 30го декабря 2016г. объявлено о прекращении боевых действий между армией Сирии и рядом вооруженных формирований и подписании Соглашений, которые должны послужить прологом к мирному урегулированию и запуску политического межсирийского процесса в Астане.
Стороны соглашения: Правительство САР и семь вооруженных группировок. Стороны-гаранты: Турция, Россия, Иран. Потенциальная сторона-гарант: Египет.
      Не подлежит сомнению, что налаживание политического диалога рано или поздно должно стать приоритетом в решении данного конфликта. Однако вопрос о том, в какой степени это соглашение отвечает поставленной задаче, остается открытым.

Информация
    На данный момент известны наименования  семи вооруженных групп-подписантов.
    1. «Ахрар аш-Шам». Одно из самых известных и старейших вооруженных формирований. Творение Х.Абауда. Помимо жесткой внутренней структуры отличается наличием оформленной  политической программы, которая представляет собой тезис о необходимости построения в Сирии исламского государства. Тезис замешан достаточно жесткой религиозной  идеологии и разбавлен дежурными понятиями о выборах, свободе для национальных и религиозных меньшинств. В целом отличается не только радикально-исламской (шариат), но и националистической идеологией (в частности, по курдскому вопросу). Группировка входит в т.н. «Исламский фронт», через который координирует  свою деятельность и операции. Деятельность сформирована изначально на основе сетевых ячеек, что технологически роднит организацию с «Ан-Нусрой». Быстро инкорпорировала иные группировки. В отличие от «традиционных джихадистов» акценты делаются на построении шариатского государства в отдельно взятой стране – Сирии. Абсолютное  большинство участников - этнические сирийцы-сунниты. Лейтмотив - «Джихад против Асада на территории Сирии». Финансирование: Турция (братья-мусульмане), Катар, Саудовская Аравия. Получали оружие по линии помощи США. Отношения с Ан-Нусрой и группами ее круга – координация. Социальная база – сирийцы провинций Хомс, Алеппо, Идлиб. Там же основной регион деятельности.
2. «Джайш аль-Ислам». Массовое вооруженное движение. Творение семейства Аллуш. Призывают к смещению правящей ветви в Сирии по причине его "псевдоислама". Не считают алавитов арабами. Приоритет при этом отдан построению традиционного государства («без Асада»). Исламская риторика мягкая. Инкорпорирует сирийцев, доля иностранцев низкая. Вступает в тактические союзы с Ан-Нусрой. Не прекращает участия в переговорных процессах, не отрицает тактический диалог с Дамаском. Существуют данные, что армия САР и ВКС поддерживали несколько раз против ИГ. Подавляющий объем финансирования – Саудовская Аравия. Социальная база – сирийцы-сунниты пров. Дамаск (пригороды Дамаска, Дума, Джобар, Думейр, Каламун, Зап.Гута). После выдавливания из части поселений правительственными силами перемещается в Алеппо и Идлиб.
3. «Файлак аш-Шам». Протурецкая вооруженная группировка с базой в пров. Алеппо, Идлиб, Латакия. Основное финансирование – по линии братья-мусульмане. Принимала активное участие в действиях в горах Латакии совместно с  туркоманскими отрядами. Поддерживается советниками Турции. Принимала непосредственное участие в действиях по деблокаде Алеппо, а также наступлении в пров.Хама в сентябре 2016г. Отношения с Ан-Нусра – враждебные. Политическая позиция – национализм на исламской основе. Получали поставки вооружения по линии США.
   4. «Джайш аль-Идлиб». Наиболее молодое формирование в провинции Идлиб. Сформировано из остатков бригад Сирийской Свободной Армии (ССА), т.н. «береговых дивизий», номерных бригад и т.п. База – бывшие военные САР. Отношения с Ан-Нусрой – враждебные. Понесли значительные потери в ходе прорыва блокады Алеппо. Вместе с Файлак аш-Шам принимали активное участие в наступлении в Хаме. Сформировано и первично профинансировано США, чтобы не потерять влияние на севере страны, с прицелом объединить остальные группы вокруг нового формирования. В результате «Джайш аль-Идлиб» фактически попало в зависимость от командования более влиятельных групп, не принимает активного участия в процессах ССА. Политическая позиция не выражена.
   5. «Джайш аль-Муджахеддин». Одно из автономных подразделений ССА, действующее на севере САР. Прямая связь и координация с основными кураторами фактически отсутствуют. Частично занимает позиции в пров. Дараа. Отношения с Ан-Нусрой – вынужденная координация. База – бывшие военные САР, частично местное население. Финансирование: Турция, Саудовская Аравия, Иордания, поставки вооружения по линии США. Политическая позиция не выражена.
6. «Катиб Сувар аш-Шам» и «Джабхат аш-Шамия». Протурецкие военизированные группировки, составленные из местного населения пров.Идлиб и Алеппо. Фактически «родственные» группы. Финансирование: Турция, поставки вооружения – Турция. После начала операции «Щит Ефрата» свыше половины состава данных групп поддерживает наступление Турции на Аль-Баб. Периодически осуществляется ротация личного состава. Не принимали активного участия в операциях «антиасадовской коалиции» в Алеппо и Хаме, что при ротации вызывает конфликты с радикальными группировками. Отношения с Ан-Нусрой – натянуто-враждебные.  База – местное население. Политическая позиция не выражена.
    Оценка
      Состав участников соглашении о прекращении огня наглядно свидетельствует о важных процессах, которые произошли за 2016г.
     1.В составе участников полностью отсутствуют группы Новой сирийской армии и ССА из ее основного «костяка». Среди участников нет представителей т.н. «Южного Фронта» из пров. Дараа и Кунейтра, которые имеют прямую связь с международно-признанными организациями т.н. «сирийской оппозиции», которые представляют интересы на переговорных площадках (Вена, Женева).
     2.США и их европейские сателлиты фактически полностью утратили влияние и связь с вооруженными группами  в центре и на севере Сирии в пров.Хомс, Хама, Алеппо, Идлиб, но при этом вынуждены производить поставки вооружения для «сохранения лица».
     3. Не смотря на осуществление финансирования от Саудовской Аравии, контроль за потоками производит Турецкая сторона.
     4. В соглашении участвуют те группы, которые либо находятся в конфронтации, либо независимы от влияния радикальных международных группировок: «Ан-Нусра», «Харакат Нуреддин аз-Занки», «Джунд аль-Акса» и пр.
     5. Социальная база группировок, подписавших соглашение – преимущественно местное население с низкой долей внешнего участия.
     6. Политическая платформа наличествует только у «Ахрар аш-Шам» и «Джайш аль-Ислам», при этом ни одна группировка не имеет формализованных взглядов ни на общеполитический процесс, ни на экономические основы их варианта государства. Связь с группами, которые акцентируют интересы оппозиции на международных площадках, у представленных формирований минимальна. Это означает, что «оппозиция Асаду в Европе» де-факто полностью исключена из переговорного процесса.
   7. Данное соглашение отражает фактическое разделение сирийской части вооруженных группировок от международных экстремистов-радикалов. Четыре месяца войны в Алеппо и Хаме, выбили личный состав ССА в регионе, сгруппировали остатки ССА вокруг двух основных силовых групп «Ахрар аш-Шам» и «Джайш аль-Ислам». Одновременно, последние группы усилили свои позиции относительно экстремистов настолько, что считают возможным передать их координаты на всеобщее обозрение. Это означает, что не только идеологическое лидерство, но и военная компетенция экстремистов Ан-Нусры и близких ей групп признаны недостаточными.
     Выводы
     Данное соглашение,  несомненно, можно считать значительной победой турецкой разведки и дипломатии. Турция использовала слабость экстремистских групп после тяжелого поражения в Алеппо, операции в котором в целом проходили под руководством экстремистов и военных советников стран Залива. Это поражение также полностью нивелировало влияние США в регионе.
     Основная масса вооруженных формирований представляет собой местное население, руководимое на местах с националистических и умеренно исламских позиций. При этом внешнеполитический потенциал и компетенция по подготовке системных изменений в стране (Конституция, Закон о выборах и т.д.) у данных формирований отсутствуют.
      Это означает, что со стороны «сирийской оппозиции» на севере страны предложения по политическим и законодательным изменениям будет писать исключительно Анкара. Также именно Анкара теперь берет на себя всю ответственность за логистику и обеспечение оппозиции. Экстремистские группы будут получать вооружение и помощь по остаточному принципу.
     Турция не только обеспечивает себе прямое и непосредственное участие в системных политических процессах в Сирии, но и решает задачу по операции «Щит Ефрата» с прицелом на курдские кантоны. Операция «Щит Ефрата» показывает, что у Турции недостаточно личного состава для проведения масштабных акций как на фронте против ИГ, так и по оттеснению курдов от Манбиджа за Ефрат. Соглашение позволяет вывести из-под удара ВКС группы, которые поставляют для нее личный состав, при этом Турция и ВКС свободны с точки зрения нанесения ударов по экстремистским группировкам. Возможно, что протурецкая оппозиция будет сама осуществлять наведение на цели.
     Гарантии Ирана становятся понятны, с учетом особенностей социальной базы подписавших соглашение групп. Это местное население, которое весьма опасается заселения иракскими и афганскими представителями иранских отрядов мест их проживания,  а также конфликтов на конфессиональной почве. Такие опасения основаны на факте наплыва курдов на арабские территории вследствие бегства от ИГ в Ираке и инцидентах за последние годы. Гарантируя с иранской стороны сделку, Турция может обещать защиту населения дома пока личный состав воюет на Ефрате.
    Сирии и России выгодно получить один политический центр от «оппозиции», чем иметь разнородные площадки на международном уровне. Подключение Египта в политическому процессу позволит периодически подправлять турецкий карандаш. Дело в том, что Египет – один из признанных центров исламской науки и права, и привлечение правоведов и дипломатов Египта позволит снять у оппозиции многочисленные вопросы с точки зрения исламского права. При этом деятельность аналогичных специалистов из Саудовской Аравии будет нивелирована.
         Сирийская армия получает возможность высвободить значительные ресурсы для борьбы с ИГ, а также для купирования расширения курдских формирований PYD\YPG, завязанных на анархический интернационал  и американскую помощь. Присутствие в переговорном процессе Египта также будет способствовать отрыву бедуинских племен от курдо-американской коалиции.
      Данное соглашение позволит осуществить попытку налаживания совместных операций против ИГ при координации Турции и России протурецких формирований и сирийской армии. Если сторонам удастся достичь координации, а такие примеры были и есть, и поставить процесс на системную основу, то половину пути к политическому урегулированию можно будет считать пройденной.
       Также сирийская армия и ее ливанские и иранские партнеры и союзники получают действительный шанс полноценно осадить районы, занятые ССА в пров. Дараа и Кунейтра и склонить эти группировки к сдаче оружия.
     В качестве "узких мест" данного соглашения следует рассматривать ситуацию в Восточной Гуте, где действуют полтора десятка группировок разной степени «экстремальности». «Джайш аль-Ислам» может оказаться не способной проконтролировать данный анклав. Аналогичная ситуация складывается с шиитскими анклавами Фуа и Кефрая. Также с тактической точки зрения для сирийской армии невыгодно держать текущую линию разграничения вплотную перед Алеппо, поскольку она позволяет при желании осуществлять провокации экстремистам, что может привести к инцидентам нарушения перимирия.

     
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments