nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Ирак

Необходимо сказать несколько слов о ситуации вокруг Иракского Курдистана. Конфликт Эрбиля и Багдада грозит перейти в терминальную стадию. Чем это определено, насколько серьезно и чего ожидать.

1. Надо понимать, что проведение курдского референдума было предопределено не ситуацией 2017г, а почти 30летним периодом предыдущей истории Ирака, который с 80х годов не вылезал из локальных, гражданских, межнациональных и международных войн. Вопрос непосредственного отделения Курдистана можно было бы еще какое-то время отодвигать, но не списать его совсем со счетов. Однако Багдад с 2007г. делал практически все возможное и невозможное для нивелирования любых возможностей компромисса. Финалом этой истории явилось наступление халифата в 2014г. Были захвачены многие изначально курдские нефтеносные районы (Киркук), в Мосуле была вообще вторая столица халифата (это 180км от Эрбиля), езидские курдские районы подверглись геноциду. Курды были предоставлены сами себе. Вполне очевидно, что после таких событий любые возможности предметного диалога между т.н. проиранской группой в Багдаде и Эрбилем были исключены.

2. Понимая все это не хуже прочих, в Багдаде не стремились по настоящему противостоять вооруженным путем курдам. Все понимают, кто и как поддерживает Курдистан (США, Россия, Израиль, Франция). За всем этим цветастым потоком словесности, характерным вообще для Ближнего Востока, скрывалось следующее: играя на противоречиях, постараться отодвинуть либо сам референдум, либо его фактические последствия. Карты у Багдада некоторые здесь были на руках. В Иракском Курдитстане три базовые партии: "Горран", "ДПК" и "ПСК". Если "Горран" ("Перемены") старался стать некой именно социальной третьей силой, то ПСК и ДПК представляли из себя по сути партии двух старейших правящих кланов - ДПК Эрбиль и Дохук Барзани, ПСК - Сулеймания Талабани. Талабани и Барзани - люди в  возрасте, они прошли большую школу партизанщины, советского и американского вляиния, знают и знали всех и вся, прошли горнило антихуссейновских кампаний, а также в 90х вступили друг с другом с кровавый конфликт, который еле-еле удалось погасить американцам. Талабани имел большие позиции в Ираке в целом, а Барзани в Курдистане в частности. Соперничество структур не угасало совсем. Но оба были вынуждены в критических случаях приходить к единому знаменателю. ПСК Талабани в свое время образовало с "Горран" блок, который позволял проводить многие решения в политике, не гнушались в ПСК и связями с РПК и даже иранцами. Сулеймания имеет серьезные бизнес-связи с Ираном и далеко не всем эти связи хочется рвать.

3. В вопросе референдума "Горран" выступил некой фрондой, мол мы "За", но давайте  проведем это через парламентскую процедуру (а с Парламентом были уже как полтора года проблемы, поскольку три партии никак не могли распределить места и кабинеты). На этих противоречиях летом пытались играть проиранские силы в Багдаде. Умирает лидер Горрана, а что такое в регионе "умер лидер", значит начинается целая эпопея борьбы за места. Но в итоге консенсус находится.

4. В Багдаде все лето играла и своя "свадьба" - дело в том, что политикум Багдад не един - есть национальное шиитское крыло (аятолла Систани и М.ас-Садр), есть откровенно проиранское (Малики и Ко), есть Абади, который работает флюгером. Вопрос референдума находится в связке с парламентскими выборами в начале 2018г в Ираке. Садристы во всеулышание стали говорить - в ситуации с Курдистаном виноват Малики, виноват Абади. Нечего им делать Парламенте и нечего делать Малики на посту премьер-министра в 2018г. - досиделся мол Малики уже до халифата и отдлеения Курдистана. Таким образом, проигрыш относительно референдума проиранской партии может привести к смещению их в меньшинство в следующем году, т.е. уменьшению влияния Ирана в регионе.

5. В Ираке видят, что позиции Ирана в Сирии шатки.  На поле боя доминирует Россия, все успехи связаны с Россией. Это вызывает глубокие противоречия в Дамаске и подковерные игры иранцев. Игры эти выливаются в то, что Иран требует от Турции в обмен на согласие на присутствие в Идлибе, конкретных антикурдских действий в Ираке. Этого Эрдогану не нужно - у него самого президенские выборы в Турции в начале 2018г., а они находятся в полосе неопределенности - референдум в Турции был выигран с перевесом в 1,2%. Готов ли Эрдоган к противостоянию с 20% курдских избирателей? Нет, но... Важный вопрос туркоманов в Ираке является таким же важным аспектом внутритурецкой политики. Оставь туркоманов - националисты турки также отвернутся от "Султана". Иракские туркоманы во многом настроены прокурдски, им мало нравятся игры садристов и иранцев в Багдаде. Но Иран пообещал этот вопрос решить. Решает он его деньгами, перекупая туркоманские диаспоры Киркука.

6. Киркук. Киркук это нефть, которая "живая", т.е. продается и качается. А многие месторождения в Ираке требуют инвестиций, которых нет. Поэтому в реальности, когда референдум прошел, за всем фасадом цветастых угроз стало ясно одно Багдад уже мало интересует северный Ирак - так или иначе американцы (а они сказали, что помогут) сделают там что-то вроде конфедерации с Багададом. Но, если такая конфедерация и будет, то без Киркука. А без Киркука Барзани нельзя, остальная-то нефть в Сулеймании))).

7. В Киркуке оставалось два нефтяных кластера за халифатом - Хавиджа и Туз-хурмату. Пешмерга не вмешивалась в операцию в Мосуле (не наши земли), а в Хавидже и Хурмату вмешалась. Некоторой части туркоман там были Багдадом обещаны нефтяные наделы, а операция позволяла официально концентрировать Хашд, армию и ополчение. Гибель туркоманов, вместе с подкупом ряда кланов просто вынудит Эрдогана на хоть какие-то действия. Но всего этого мало для серьезного противостояния Багдада и Эрбиля.

8. Тут после референдума умирает глава ПСК Джалял Талабани. Это очень большая проблема, поскольку клан Талабани не только обширен, но и неоднороден по сути. В нем есть проиранские группы, есть проэрбильские. При этом семья Барзани ведет семейные бизнесы с дочерьми Талабани. Это такой густой компот, который традиционно регулируется личными связями двух "патриархов". Но один из патриархов ушел "в высокие поля". Не воспользоваться такими обстоятельствами Багдад не мог. Багдад идет на обострение конфликта в расчете на то, что неопределенность в Горране и ПСК даст ему карты в переговорном процессе, а туркоманы вынудят Эрдогана к чему-то серьезному.

9. На первый взгляд, не очень понятно, зачем все это Ирану. Но это только на первый взгляд. Иранцы понимают, что, проиграв в Багдаде на выборах, имея в Сирии Россию как основного игрока, а Курдистан как независимое образование, они теряют регион. Дело не только в антиизраильской позиции, хотя это тоже фактор. Дело в утере контроля и утере влияния, в которые были вложены миллионы долларов КСИР. Зная о том, что в Курдистане находятся русские активы, Иран все-равно пытается обострить проблему. Дело и в том, что влияние России в регионе стало для Ирана бедой. Русские играют между всеми игроками, у них складываются отношения с суннитами. Иранцы начинают понимать, что даже в случае ухода Асада, что рано или поздно случится (победит в войне - уйдет победителем), Россия может выставить в Дамаске не проиранский, а нейтральный (!) режим, лояльный к России и суннитскому окружению. Позиции России в регионе усилятся, она там останется, но Сирия не будет проиранской.

10. Что в итоге. Застрельщиком провостояния в Курдистане является Иран. Иран даже ценой охлаждения с РФ, будет всеми силами ставить Эрдогана перед выбором -избиратель турецкий\избиратель курдский, Идлиб\Курдистан. До последнего момента Эрдоган будет стремится в этот выбор не идти. Иран же будет раскачивать Киркук и играть на клановых противоречиях в ПСК и Горран. Но в итоге он может пойти на демнстративное втягивание туркоманов Киркука в противостояние, иначе без их крови Эрдогана к действиям не склонить. РФ и США будут любыми средствами тормозить это. Большого противостояния скорее всего удастся избежать, но вся эта ситуация может серьезно поменять связку Иран-Россия в регионе. России придется выбирать. Выбор будет в пользу консенсуса с суннитами в регионе, если все пойдет так как есть. Если же в Тегеране сделают большие акценты в сторону санкций США, выхода "из сделки" и проблемы с рынками сбыта, то России удастся сохранить текущий (пока еще) шиитско-суннитский баланс отношений. Однако, в таком случае Ирану придется пожертвовать "персидским гегемонизмом". Как это будет - увидим  к ноябрю. 1го ноября Путин прибудет в Тегеран.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments