nikolaevskiy78 (nikolaevskiy78) wrote,
nikolaevskiy78
nikolaevskiy78

Размышления о ситуации в Пальмире

            Сейчас много пишут о потере сирийской Пальмиры. Это, действительно, болезненная неудача наших специалистов и сирийской армии, на фоне которой в медиа-сфере несколько смазывается отражение неоспоримой победы в Алеппо. Алеппо город большой площади - в целом до 1,5тыс.квадратных километров, разрезанный рекой, с множеством промышленных зон и чрезвычайно плотной застройкой. В восточной части, судя по отчетам МО РФ, находилось свыше 210 тыс жителей из них почти 65тыс детей. Их вывели, организовали - сохранили множество жизней. Обороняли Восточный Алеппо до 9тыс боевиков (по некоторым данным до 11тыс), штурмовали менее 8тыс армейцев (непосредственно в штурме).

При таких вводных, победа в Алеппо становится операцией, которая войдет в учебники военного искусства.
То, что «проспали» Пальмиру, на мой взгляд, является совокупностью ряда важных факторов и предпосылок, в которых пресловутое «разгильдяйство» занимает определенное, но не далеко не ведущее место. В большой степени, это следствие наличия стратегического замысла («до и после Алеппо») САА и РФ и не гибкой приверженности утвержденным планам, которые были вскрыты халифатом.
             Ориентируясь на видеоматериалы халифата, выложенные в сеть, может сложиться мнение, что САА и РФ, готовили на начала 2017г наступательную операцию на Дейр-эс-Зор и эту операцию халифату удалось сорвать.Также проводятся аналогии со срывом наступления в районе Итрия-Табка. Как представляется, предпосылок, для тезиса о подготовке подобного наступления нет.
             Рассмотрим факторы воруженного противостояния в период июнь-декабрь 2016г.

         1) Взаимодействие сторон: САА, РФ и Ирана
Объективный анализ показывает, что после неудачи наступления на Табку, армейское руководство сосредоточило усилия целиком и полностью на Алеппо. По всей видимости, была проведена довольно значительная работа по слаживанию офицерского корпуса со стороны КСИР, ОШ РФ, САА и ливанских формирований. При этом автор возьмет на себя смелость утверждать, что стратегический замысел простирается дальше установления контроля над Восточным Алеппо. Это представляется важным, поскольку часто приходится наблюдать дискуссии о том, что теперь армейцам «надо решить, что делать после Алеппо». После смены руководства САА в Алеппо слаживание происходило еще более высокими темпами.
           2) Роль Турции и договоренности
Ответ на вопрос о планах «после Алеппо» лежит в сфере российско-турецких договоренностей конца июля-начала августа, на которые было получено «добро» от иранской стороны. «Пакт о сотрудничестве» предположительно включал в себя следующие пункты:
- сохранение относительной автономности туркоманских поселений на границе Латакиии и Идлиба, а также гарантии их безопасности;
- вывод контингента, непосредственно спонсируемого турецким руководством из зоны боев как внутри, так и снаружи Алеппо;
- негласный запрет на удары авиации для Асада и РФ в треугольнике Ракка-Джараблус-Аазаз, для Турции – в Латакии, Идлибе, Хаме и всей западной части пров.Алеппо, во избежание непредвиденных последствий;
- полная «свобода рук» САА в Алеппо и Идлибе и аналогичная свобода Турции в треугольнике Аазаз-Джараблус-Эль-Баб.
               Судя по намечавшейся конфигурации, после установления САА контроля над Алеппо и создании Турцией «буферной зоны», включавшей в себя Манбидж, планировался совместный переход Турции и САА к Ракке, по разные стороны р.Ефрат. При этом следует учитывать, что, по всей видимости, конкретных планов на подобную операцию стороны выработать не успели, хотя постоянные встречи руководства ГШ Турции и РФ свидетельствуют, что процесс был запущен.
               В основе плана лежали совершенно неприкрытые действия США по поддержке курдов Кобани и Хасеке, которые занимались откровенными провокациями как турков, так и сирийцев. Такие действия курдской стороны оправдывали в общественном мнении как атаку Турции, так и молчание Асада, РФ и Ирана.
               Союзническим этот план назвать нельзя. Дело в том, что каждая сторона основывалась на предпосылках, что другая сторона не сможет выполнить свою часть «работы» в полном объеме.
               Турция небезосновательно считала, что Асад увязнет в Алеппо до марта месяца, а РФ и САР – что взятие Манбиджа у курдов при противодействии США и Эль-Баба у «черных» - задача в принципе для Турции слабо решаемая в обозримом будущем. Поскольку Турция имела информацию о   рамочных планах  деблокады «зелеными» Алеппо и в целом располагала пониманием их сил и средств, то такую уверенность можно назвать оправданной. Оправданной можно назвать и уверенность нашей стороны.
                 При этом вклинивание турецких частей и подконтрольных им сил способствовало ослаблению фронта в Алеппо и переключению курдов Кобани и Хасеке (самых отмороженных и повязанных нефтью, контрабандой с РПК и поставками США) от демаршей по отношению к Асаду к более насущным задачам. Турция получала территории для отправки на поселение полутора миллионов лишних ртов, кормить которые Турция не собирается вечно, но которые встанут буфером между курдами.
Победитель гонки получал неформальное право не считаться с отстающим и первым заявить о блокаде Ракки. Для Асада это насущная необходимость, для Турции повод заявить, что пока все мололи языком, она одна реально рвет террористов.
               3) Суннитский фактор
               Следует отметить, что существенным ограничением в действиях САА является пресловутый «суннитский фактор». Население Хамы, Идлиба и пров.Алеппо без тени сомнения выкладывает в сеть все известные данные о передвижении войск Асада, местах складирования боеприпасов и продовольствия, блок-постах и позицияхв районе населенных пунктов. Тем более, что на севере до 65% участников вооруженных формирований – представители местных общин. «Сортировка» пленных при занятии Алеппо показала, что уровень «автохтонности» может быть значительно выше.
               4) Пределы турецких возможностей
               Турецкая сторона в любом случае будет учитывать фактор наличия сирийских беженцев. Это свыше 2,8млн.человек, размещенных как в лагерях, так и просто по кварталам крупных городов. Эти люди сбивают цену на рабочую силу, им выделяются денежные и продуктовые наборы, многие имеют воюющих родственников в северных провинциях Сирии,  в городах остается много инвалидов войны. Значительное число беженцев крайне отрицательно настроено по отношению к России и Асаду. Соответственно турецкое руководство должно в разных формах (реальных и словесных) подтверждать свой статус защитника пострадавших. Это приводит к противоречивым заявлениям, втягиванию России в совещания по поводу то Алеппо, то Хамы, то Латакии. Но бунты турецкому руководству точно не нужны, хватает и курдов.
               Турция не может разом прекратить поставки вооружений в Идлиб. Как по указанной выше причине, так и по причине обязательств перед третьими странами (поставки оплачены и многое другое тоже оплачено).
               Турция – член НАТО, ее операции, так или иначе, становятся достоянием Альянса. За последнее время много офицеров было выметено из армии и отстранено от получения информации, но турки не могут разом пересмотреть все административные механизмы НАТО.
               5) Мосул, Ракка, Дейр-эс-Зор, Эль-Баб
               После провала попытки США «договориться» и проплатить сдачу Мосула, иракские части завязли в городских боях. Конца-края им не видно сейчас, не предвиделось и в октябре-ноябре. Соответственно, сохранялась вероятность, что силы халифатчиков не будут переброшены из Ирака.
               Курды стоят от Ракки в 28-30км. Пройти эти километры непросто, но наличие таких сил, плюс бомбардировки США заставляют держать там значительные силы.
              Продвижение турецких сил на Эль-Баб также сковывало силы халифата. Даже требовало подпитки. Атаки на Дейр-эс-Зор были ослаблены, что косвенно свидетельствовало о том, что часть сил халифат отвел на север. Стремление США взять Мосул или Ракку было очевидным и все свидетельствовало о том, что США поддержат курдов в этой атаке.
                 6) Процессы примирения
                 Центр по примирению сторон в Сирии провел за год титаническую работу по замирению поселков и городков в Хаме, Дераа и Дамаске. Каждая победа на этом фронте высвобождает силы и средства. Так за полгода из центральной части страны САА смогла снять до 8тыс личного состава. И это только по цифрам, попадающим в ливанские источники. В реальности количество солдат может быть выше.
                 7) Обучение и наем в САА
                 В силу достигнутых успехов венных и серьезного экономического кризиса в стране САА получает подпитку через пополнение на местах. Успехи САА позволяют местным надеяться, что им удастся уцелеть, обучение инструкторами КСИР и РФ повышает престиж, идет зарплата. В Латакии спецы РФ обучили и подготовили несколько полностью укомплектованных батальонов морской пехоты. По различным оценкам руководство САА с конца 2016 планировало пополнить части 12-12,5 тыс бойцов ополчения, прошедших переподготовку.
                 8) Прорыв блокады Алеппо.
                 В августе формирования в Идлибе перешли в атаку на район Рамусе. Сирийское командование не смогло организовать грамотную оборону. Если бы не эта ошибка, значительные силы боевиков были бы сконцентрированы на пятачке Рашидин4\5- Хикма-Академия-карьеры-Хан-Туман. В течение короткого срока в атаках в лоб и с воздуха они бы потеряли активное ядро. Однако, используя смертников, им удалось взломать оборону и закрепиться в Арт. Академии, с бункерами и подземными складами боеприпасов, квартале 1070, окр.Рамусе. Смена командования САА позволила купировать этот прорыв, но возврат позиций занял месяц. Было потеряно значительное количество обученного и мотивированного личного состава, частей, которые прошли подготовку, пополнения.  Второе наступление на Аз-Захру уже проходило в целом по адекватному сценарию со стороны САА. Между тем, турецкая сторона двигалась по плану в ширь и в глубь территории Сирии.
              9) Операция в северной Хаме
                 В разгар купирования прорыва в Алеппо «зеленые» пошли в прорыв в Хаму, чтобы еще больше ослабить оборону Алеппо и максимально сковать силы Асада. Это привело к очередному распылению сил в городской агломерации Алеппо, однако в целом на фронте Идлиб-Алеппо-Хама-Латакия эти части действовали в единой целевой плоскости.

                 Российская и сирийская стороны постепенно усиливали базу Квайрес. Туда свозились боеприпасы, реанимировалась ВПП, по разным оценкам туда перебросили до 5тыс армейцев, неоднократно приходили снимки и видео с МиГ-31БМ, работающими с Квайреса.
                 Новые батальоны морской пехоты перебрасывались на границу Идлиба и Латакии и стоят там до сих пор.

                 Все изложенное свидетельствует о том, что Пальмира и Дейр-эс-Зор не являлись для САА приоритетной целью. Высвобождение войск в Алеппо должно было послужить сигналом к одновременным операциям на западе и на востоке. На западе к атаке на Джиср-эс-Шугур из Латакии, а на востоке в долине Анадан и к гидроузлу к Ефрату. Потенциальные людские ресурсы,с учетом приведенных предпосылок, оценивались САА, Ираном и РФ как достаточные для двусторонней операции.

               Анализ фотографий, сделанных халифатом в Пальмире свидетельствует о том, что там отсутствовали необходимые для наступления склады боеприпасов, наличие "десятков" танков (объявлено о 40 д.) не подтверждается видеоматериалами. Якобы горы стрелкового оружия – склад старья, который видимо образовался после зачисток местности в марте-мае этого года. Также характер обороны и ряд свидетельств позволяют говорить о наличии на месте не более чем 2000 чел личного состава н площади более чем в 70кв.км., часть из которых осуществляла мониторинг местности у дороги и у месторождений, вызывая при необходимости вертолеты ВКС. Ударное ядро шиитов и "тигров" составляло до 500 человек, которые при охвате и прорыве на широком фронте не могли удержать местность.
              Анализ сообщений позволяет предположить, что атакующие постепенно, уже во время атаки, наращивали группировку. От 1000-1100 человек в первой волне, до 4500-5000 за следующие несколько дней по мере закрепления в городе, на высотах и продвижения к авиабазе Тияс (Т4).
     
             Стратегический расчет САА строился на основании, что операция турок и САА на Ефрате, угроза Ракке, сражение в Мосуле не позволят халифату задействовать силы в направлении Пальмиры. Затишье в Дейр-эс-Зоре также свидетельствовало в пользу этого довода.
            База у РФ и САА для такого расчета была, но это не снимает ответственности в отсутствии подготовленных к обороне позиций в Пальмире. В любом случае, при замысле на позиционную оборону в этом районе должны были быть предприняты меры для подготовки долговременных укрепленных позиций, создания укрепленного района.

             Наличие непосредственных контактов Западной Коалиции и халифата подтверждается операцией по «покупке» выхода из Мосула, но степень влияния таких Договоров на реальные действия халифата представляется преувеличенной.
В данном конкретном случае можно говорить о том, что халифат сумел вскрыть замысел операций сторон, противостоящих, ему оценить политические составляющие и противоречия, выявить слабые стороны.
             Халифат также смог оценить потери САА в Алеппо как неприемлемые для продолжения операции на два фронта.
             Атака халифата на Пальмиру, скорее всего, не является прямым сговором с США - это следствие анализа обстановки, а также опосредованных не прямых сигналов, поданных США халифату.
            Сосредоточение ресурсов до 5000чел свидетельствует о заранее спланированной акции, при этом постоянное наращивание этой группировки позволяет предположить наличие у халифата стратегического видения этого направления. Если разведка РФ и САА не вскроет реальный потенциал атакующих, подкреплений может оказаться недостаточно, потери превысить любые расчеты, возникнет угроза центральным коммуникациям. Халифат может воспользоваться этим просчетом и перемалывать подкрепления САА по мере их поступления, при этом совокупные потери окажутся угрожающими для САА. Можно прогнозировать, что халифат не ограничится указанным контингентом и будет далее по мере развития наступления наращивать силы на данном направлении. Фактически речь идет о массовой переброске контингента халифата.
   
             Это означает, что халифат рассматривает атаку САА на Ефрат как серьезную угрозу и придает операции в Пальмире важное стратегическое значение. Активизация ячеек в Каламуне – на линии Пальмиры дает представление о том, что в планах халифата добиться глубокого проникновения в боевые порядки САА в Хомсе. Это не только Карьятейн, но и Махин и дальше. Оценивать эту операцию как локальную нельзя. САА должна с одной стороны перебрасывать силы в Хомс, с другой, не теряя времени, осуществить замысел по выходу к гидроузлу на Ефрате. Такие «клещи», позволят ослабить давление на Пальмиру, а возможно и вынудят халифат отказаться от операций в этом районе. Для этого, по всей видимости, необходимо принять решение об усилении частей ССО РФ в Сирии, приостановке операции в Вост.Гуте, формировании аналога бригады "Тигры" и "Соколы Пустыни",а также запросить Иран о переброске контингента КСИР на южный фланг.

             
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments